Бессменные админы:
    ЗИМА 2021. [ Update is coming soon... ]
    Мистика, фэнтези в современном Лондоне. В игру допускаются:

    Легенды Камелота

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Легенды Камелота » Несыгранные эпизоды » [03.10.2020] Гребанный ты....HAPPY!


    [03.10.2020] Гребанный ты....HAPPY!

    Сообщений 1 страница 6 из 6

    1

    Гребанный ты....HAPPY!
    https://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/44/710026.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/f0/c8/44/340307.gif

    3 октября 2020. Один из отелей Лос-Анжелеса

    Офелия и Уильям

    Встреча старых друзей по сценарию их первой встречи. Она ошиблась номером, он охренел. А потом она стала его дочерью. И это не название к фильму в соответствующей категории. Нет.

    +1

    2

    По коридору отеля Уилл шел, пошатываясь. Ноги гудели, руки тем более, всё тело гудело после этого вечера. Казалось бы, он должен был бы радоваться успеху, восторгаться и думать о грядущих перспективах, но всё было куда прозаичнее. Он устал, он дико вымотался, Неметон был где-то через океан, в долгих часах полёта от него, все остальные тоже. Сомнительная слава была тут, и Уиллу она нравилась, пьянила, а Файрвинду?..

    Кажется, он всё же хотел немного другого.

    И теперь не мог до конца решить, что именно ему нужно от группы. Ещё месяц назад он думал, что это отличная идея. Музыкальная группа, блог, инстаграм, тикток, вся мутотень чтобы увеличить аудиторию. Скандалы, интриги, может быть даже парочка слитых нюдсов (как же без них), спасибо Фрэну, который подчинил всё это расписанию и сделал ещё эффективнее, но.. Сейчас всё это казалось ему немного мелким.

    Откровенно говоря...
    Дракон в теле человека томился от усталости перед публикой из потных пьяных приматов. Они принадлежали к другому виду, и, несмотря на безусловную любовь Уилла к людям (быть может, дело и не в отличии вида было), порой он их ненавидел. Порой они казались ему просто сборищем пьяных уродов, и, быть может, это был просто один из тех самых неудачных вечеров.

    Никто из "Мисс Мардер" не знал, где Софи, их менеджер, достала дурь. И почему именно сегодня она в гримёрке, во время перекура, встретила их, крайне изящно сжимая в тонких пальцах неумело скрученную папиросу. Возможно, дело было в том, что в Штатах всё ощущалось по-другому, или в том, что это было их первое выступление вне Великобритании. А, может, публика была действительно отстой, и Софи, почувствовав настрой группы, решила взять бразды правления в свои руки, но..
    Винса забрало первым. Уилл сдался предпоследним, но и его растащило на части, он разулыбался и даже посмеялся над парочкой идиотских шуток.
    А потом они зажгли.
    Они исполняли, как в последний раз, а соло Уилла на барабанах (а местами только на палочках), когда группа ушла на перерыв, снимали и репостили в инстаче и тиктоке, казалось, бесконечно.

    После выступления Софи впихнула Уиллу в рот пончик, а в руки - магнитную карту с отельным номером.
    Точно. Теперь ему нужно поспать.

    И вот угашенный вкрай Уилл, уставший, как чёрт, вваливается в свой номер, двухместный, кстати, вполне хороший номер, даже с ванной  - и видит на своем крайнем обьекте мечтаний - кровати - чьё-то тело.
    Девушка явно жива, потому что дышит - он это замечает сразу, девушка просто спит на его постели, очень милая, безусловно, но какого чёрта?..

    - Эй, - Уилл подходит поближе, лица он не видит за волосами, но что-то в ней кажется ему неуловимо знакомым. Впрочем, после такого вечера дежавю он встречает даже с горшком из-под цветка, так что неудивительно. - Эй, это мой номер. Ну какого чёрта? Это что, опять комплимент от нанимателя? - Уилл вздыхает и пытается поднять девушку, чтобы выставить её из своей комнаты. Поспать она может в другом месте, да хоть в этой же комнате, но на диване, пожалуйста?.. Табурет у барабанной установки не самая удобная вещь в мире и у Уилла неприятно саднит где-то в шейном и лопаточном отсеке. Всё ещё. Несмотря на физиологию, отличную от человеческой. - Давай, дорогая, я просто хочу поспать, - вместо того, чтобы поднять её на плечо и вынести за дверь (будем откровенны, Уилл был на это не способен сейчас и пределом его мечтаний была тахта неподалеку от кровати) - он просто будит её и заставляет открыть глаза, и тут же остаётся шокирован узнаванием.

    Они ведь виделись.

    - Фел! Детка, ты когда-то так нарвёшься, - такое знакомство они уже проходили, правда? Уилл ласково убирает прядь волос с лица стримерши, его хорошей подруги. И тут же видит её по-другому. Второе узнавание оказывается куда болезненнее, и Уилл заливается пунцовым румянцем до кончиков ушей.  - Ох, детка..

    Дочь. Его дочь в теле этой девушки, родная, любимая, и вот это вот всё. Уилл замирает на месте, пытаясь понять, как вести себя дальше. Извиняться? Что-то объяснять? На лице медленно расцветает улыбка, глупая донельзя. Дочь! Его дочь жива и прямо перед ним.

    +1

    3

    Поледние месяцы выдались у Офелии довольно напряженными. Начиная от турнира по доте и заканчивая вчерашнем фестивалем, девушка сменила ни один часовой пояс, кучу самолетов, костюмов, вечеринок и чувствовала себя примерно как костюм супергероя, лежавший на полу и который сфоткали для обхявления продажи. Плоская, помятая, бес сил. Стоит ли говорить, что едва стоя на ногах от усталости в большей степени, нежели чем от алкоголя и наркотиков, Офелия не особо заметила, что вошла не в свой номер. Да и в целом, он выглядел в общем-то как и ее. И не важно, что дверь не открывалась и пришлось позвать консьержа. он что-то там спрашивал про документы и прочее, но девушка, отмахнулась от него, вложила в руку в белоснежных перчатках сто долларов - волшебный ключ, который открыл дверь в ее номер и доступ к кровати, на которую хотелось упасть и спать, желательно до следующего приществия кого угодно.
    Сил не было от слова совсем, а потому, Офелия только с трудом скинула с себя обувь и завались в одежде на кровать. Сон не заставил себя ждать, мгновенно овладев сознание и утащив его в темноту.

    Где-то там, сквозь сознание, ей казалось что ее кто-то будит. Где-то там, в ее сознании шло что-то не так. Где-то там, кажется, ее перевернули и тут глаза открываются. Осознание неспеша начинает накрывать.
    Секундочку.
    девушка резко поднимается в кровати, облакачиваясь на локтях, прищурившись, осматривается по сторонам.
    Это не горы.
    А. Аааааа. АААААААААААААААААААААА.
    Голос в голове верещал как потерпевший. В смысле?! В СМЫСЛЕ ОНА ПРОСНУЛАСЬ В ДВАДЦАТЬ ПЕРВОМ ВЕКЕ?
    - Какого х..., - она осеклась, осознав, что не единственный дракон в этой комнате.
    - ОТЕЦ?!
    Килгарра уставилась на сидящего перед ней мужчину, который был ее отец, и который был другом Офелии Торнхилл, кому, собственно, принадлежит это тело.
    Шок от того, что она очнулась спустя шестнадцать веков с лихвой дополнялся фактом, что перед ней сидит ее отец. Живой. Рядом. Родной запах и чувство спокойствия.
    А Килгарра просто не имеет понятия, что надо делать.
    Что это за шутки мироздания такие? Она помнит, как уснула в один из дней и....и вот проснулась сейчас.
    Нет, пожалуй, это было не плохо. Вернуться в жизни, да еще и в таком веке, да и плюс отец рядом. Но все же, конечно, шок Килгарры было сложно передать.
    Что делать. Куда идти. Чем заниматься. Почему она вообще проснулась?
    Собственно, это пока был наиважнейший вопрос.
    - Папа, - сон, головная боль и сопутствующее им, улетучились вгновение ока, как только Килгарра проснулась, - я даже не знаю, что сказать, - она все еще смотрела на мужчину, которого Офелия знала как Уилла Блейка, друга, партнера и просто красавца. А для Килгарры это был папа. Папа дракон. И она дракон. В двадцать первом веке. Прошедшая пять минут назад голова, начала болеть уже от попыток осознания происходящего и себя в этом происходящем.
    - Скажи, что ты знаешь, что происходит и почему прошло шестнадцать веков? И почему мы вообще живы? И почему вы выместили чью-то личность? Выместили же?  - сложно сказать. дракон радовалась или нет. С одной стороны, конечно, делить одну голову на двоих точно было бы сложно. С другой стороны, вот так, был человек, и теперь его нет. Это было как-то несправедливо, что ли.

    +1

    4

    Своё эпичное "ох, детка", обращённое к дочери, Уилл будет ещё долго вспоминать как образец неудачи, потому что нецензурный ответ в вопросительной форме был задан таким тоном, что его едва не сдуло с кровати. Килгарра, как её мать, как и её отец, как и дед, наверное, не обладала самым покладистым характером. Пожалуй, как и любой дракон. Но Файрвинд в своё время настолько оберегал и потакал её прихотям, что позже ему казалось - он вырастил чудовище. Избалованного, залюбленного, чудесного монстра, которому было позволено обкусывать ему хвост, рогатую корону и всё что у него вообще имелось. Файрвинд, наверное, понимал, почему мать Килгарры не захотела отягощать себя заботами по воспитанию "птенчика", но сам он просто не мог её оставить, и дело было не в чувстве долга, вовсе нет. Она ему нравилась, и, кажется, в тот момент он считал, что сердечно обожает драконят.

    И вот теперь его чуть не сдуло с кровати. Уилл нежно улыбнулся дочери и прикоснулся к её щеке тыльной стороной ладони. Стеснение уступило место радости. Вот теперь, когда Килгарра так мило орёт и задаёт тонну вопросов, он почти чувствует себя дома. Её детство примерно так и прошло. "Папа, а почему не стоит есть людей?" - "Овцы и козы гораздо вкусней, дорогая, а ещё, люди в отличие от коз могут стать тебе друзьями". И, как обычно, с первого раза его увещевания не действовали. Уилл улыбнулся шире, поддаваясь воспоминаниям. Кажется, сейчас он полностью позабыл о своей новой смертной оболочке, точно так же как и о девушке, которая теперь стала носителем его дочери. Это была чудесная встреча, нет, без шуток, настоящее чудо, и он был впервые за этот вечер счастлив, даже несмотря на едва шевелящиеся пальцы.

    - Ох, детка, - только и мог, что опять вздохнуть Уилл. У Кили всегда так много вопросов, на которые сложно ответить. - Насколько я знаю, это всё колдовство друидов и жриц, подозревают Мерлина, но никто не знает наверняка, - Уилл не может поверить, что его дочь проснулась только сейчас, но, судя по её вспыльчивой реакции, всё именно так и было, поэтому он пытается помочь ей справиться с переживаниями - берёт за руку, мягко сжимает пальцы, простая кинестетика в попытках выразить поддержку. - Мы все уснули на эти шестнадцать веков, да, абсолютно все, и ты, и я, и рыцари, и существа, и остальные одарённые. А теперь проснулись. Началось это с сентября.

    Уилл тихо вздыхает и падает на кровать рядом с Фел. Благо она двухместная и им хватает места вытянуться там вдвоём где-то рядом.

    - Проснулись даже те, кого грохнули. Скир в том числе, и я должен сказать, он ни капли не изменился, - Уилл скосил взгляд на дочь. Она не была особо воинственной никогда, и он бы хотел, чтобы так всё и продолжалось. Он смотрел на неё долгим взглядом, словно умоляя - не лезь на рожон, не высовывайся, занимайся своими делами.. Месть подождёт. Ведь правда? Месть всегда подождёт. Месть вкуснее всего холодной, а со временем она стынет всё больше и больше. - Что может означать только одно: заклятие работало задолго до того, как мы уснули. Я с сентября проснулся, и, честно говоря, до сих пор не понял, что к чему, - Уилл фыркнул и приобнял Офелию за плечи, притягивая к себе в объятия и поглаживая её спину. Он бы предпочёл такой близости близость в истинном облике и совместный полёт, но они в отеле, и едва ли долгосрочное поддержание облика прямо сейчас по силам только что проснувшейся дочери. Уилл откладывает это на потом, точно так же как ещё сотню несбывшихся желаний. После пробуждения им во многом приходится себе отказывать, слишком во многом. - Выместили, быть может, но что я могу сказать, Уилл слишком славный парень, и мне нравится его жизнь. Мне кажется, я в моём случае это было скорее дополнение.

    +1

    5

    Что говорить. Килгарра пребывала в шоке. Нет, скорее, она пребывала в ахуе, как нынче было модно. В ее времена речь была куда более скуднее на эпитеты негодования, теперь же, описать любую эмоцию можно было одним емким нецензурным словом.
    Это было слишком непривычно. Вернуться вновь, не в своем теле, не в своем времени, но, хотя бы не одной. То, что первым она встретила отца, было просто невероятным чудом.
    Ну, в целом, что у нее был отец , было чудом. Мать вот свалила, папа тоже вполне мог, и вряд ли бы Килгарра выжила. Или если бы да, то стала крайне диким и агрессивным драконом, который не умеет становиться человеком. Но на счастье дракона, ее не бросили, а воспитали в любви и потакании. У отца точно где-то есть пара седых чешуек от ее закидонов некоторых.
    Нельзя сказать, что Килгарра выросла и стала прям умудренным драконом. К сожалению, или счастью, она хоть и была умнее многих людей, но дракон из нее был непоседливый и местами крайне вспыльчивый.

    Она переводит вгляд с лица своего отца, на его руку, смотрит несколько секунд. Это было странно. Для нее они расстались не так давно, после того как она отправилась в путешествие и в итоге осела на севере в горах, пытаясь залечить разбитое сердце...На секунду в глазах дракона вспыхнула злость. Первородная злость. Роланд ее предал. Надо было, его сожрать прям сразу, а не оставлять в живых.
    Рука непроизвольно сжалась. Прошло шестнадцать веков, но для нее, это все было как вчера.
    Но...но сейчас не время для мести. Тем более, она не будет целенаправленно выяснять, вернулся ли к жизни этот мудак. У нее сейчас вообще была другая задача. Все быстро понять и радоваться рядом с отцом.
    А вообще, придумать чем заниматься. То, чем занималась Офелия, дракона вполне устраивало. Но тем не менее, теперь все было по другому.

    - Значит, у нас в двадцать первом веке жители пятого, но слава богу, с воспоминаниями прошлых личностей? Интересно, - девушка улеглась рядом с отцом, смотря куда-то в потолок, переваривая информацию. Что-то ей подсказывало, что ничего хорошего из этого не выйдет.
    - Определенно, наличие дедули в этом веке событие по истине драконьего масштаба. Его эго осталось таким же? - дедуля Скир был ....драконом. С самомнением, достойным королей всех вместе взятых. Но все же, не мысли о дедули занимали мысли Килгарры. Все же, в ее подростковой драконьей голове уже зрел план мести. Хоть буквально пару минут назад, она подумала, что это будет лишним. Но нет.
    Раз уж вернулись все, то Роланд наверно тоже. Осталось только найти этого мелкого рыцаря и откусить ему голову.
    Или еще что-то и сказать, что так и было.
    Но от мыслей о вендетте, девушку отвлекли объятия отца. Такие родные и долгожданные. Они вытесняли из головы все плохое, даруя спокойствие и тепло. Она прижалась к теплому телу, не хватало только драконьего хвоста, обернувшегося вокруг отца.
    - Офелия тоже довольно интересная девушка. Да и это конечно невероятно, что они были знакомы до нашего пробуждения. Интересный все же век. Очень.

    +1

    6

    - Именно так, моя хорошая, - Уилл гладит дочь по голове, меланхолично глядя в потолок.

    Им попался не самый плохой расклад, и ему нравилось им пользоваться, действительно. Им могло бы повезти меньше, в разы меньше, если бы их просто выкинуло сюда поверх чужих воспоминаний, с полным замещением. Уилл даже не хочет думать о том, что случилось бы, если бы он появился здесь без знаний о мире, каким был бы испуг, и насколько лёгкой добычей он бы стал. Во главе стал бы вопрос о выживании, а сейчас Уилл беспокоится о неудачном выступлении группы и психологических проблем их солиста. Что же, вот они, проблемы двадцать первого века, и оттого меньше они не кажутся.

    В прошлой жизни они с Килгаррой не слишком-то поддерживали связь, особенно последние годы. Файрвинд по-прежнему позволял себе шляться среди людей, притворяясь своим, пить и петь в кабаках, узнавать побольше о традициях человеческих общин, всё больше и больше проникаясь к этому странному народу с крайне коротким сроком жизни. Он пытался привить любовь и понимание людей и дочери, потому что жизнь в ненависти не делает никого счастливее, но так до конца и не понял, получилось ли это у него.

    Одно Уилл знал наверняка: теперь он не собирается терять контакт с дочерью. Нет, вовсе не в формате контроля, но теперь Килгарра будет у него на виду. Тем более, он прекрасно знает, что дочь Торнхиллов - коренная англичанка, и рано или поздно она вернётся домой.
    Как же всё это будет выглядеть? Кофе в старбаксе по вторникам и четвергам, паб в субботу? Звонки, смс, обмен твиттами? Наверное, Уиллу было легче, когда он знал, что дочь летает где-то поблизости, сейчас же от возможностей взрывалась голова. Уилл зажмурился, пытаясь унять разбушевавшиеся мысли. Офелия - не Винс, и за ней такой капитальный присмотр не нужен.

    Хотя Уилл готов поклясться, что именно сейчас в голове девушки вызревают какие-то не слишком хорошие мысли. Она странно замолчала и словно немного напряглась на какое-то время, что особенно чувствовалось с учётом того, что они обнимались.
    Уилл прикусил язык. Начни он сейчас допрашивать, что за дурная (да и почему непременно дурная) мысль пришла в её хорошенькую головку, получит отпор, достойный драконихи, коей Фел и являлась. Надо будет аккуратно прощупать почву позже, думает Уилл - прощупать и помочь дочери.

    - Вернулись, и, должен заметить, пусть все вернулись прежними, сами отношения изменились. Рыцари больше не груды мышц в жестянках, это такие же современные люди, как и мы, в деловых костюмах или на каблуках, например, со своими работами в бизнес центрах и устроенным бытом. Я встретил многих рыцарей, и никто из них даже не попытался на меня напасть, хотя меня явно опознавали, вот такие дела. А один даже вытащил меня из Темзы, когда я напился и случайно упал туда, кстати, это бывший парня, с которым я сейчас встречаюсь, что особенно забавно.

    Уилл тихо смеётся в макушку дочери. История была очень смешной, и, несмотря на то, что ревность по-прежнему болезненно колола в груди, когда Уилл видел Гвен и Ланса рядом, теперь он знал, что парень, точнее Иззи, не так плоха, как можно было подумать.

    - Дедушка? О, его эго стало даже больше. Он владелец сети игровых заведений, да, ты верно поняла, казино, Фортуну помнишь? Она его. Подозреваю, у него есть какие-то связи с теневым миром, о которых я не особо хочу знать. Он великолепен и величественен, теперь дважды, да, такое бывает.

    Уилл замолкает, на самом деле, у него куча вопросов, где дочь провела последние годы жизни, какими они были, довелось ли ей испытать смерть? Но они не для сегодняшнего утра, сейчас слишком уютно и спокойно, чтобы тревожить воспоминания подобным.

    - Я правильно понимаю, ты пробудилась только сейчас? Как странно, что так поздно, надеюсь, это не чьих-то рук дело, а случайность.. А твоя магия, ты что-то чувствуешь?.. - Уилл поднимает кисть руки, и в ней вспыхивает крохотный огонёк. Разжав ладонь, Уилл позволяет ему, потрескивая, соскользнуть к кончикам пальцев.

    Как и все ледяные, дочь не любит огонь, эта мысль до сих пор веселит. Её мать, стоило при ней высечь хоть искру, превращалась в взбешенную фурию, это казалось Уиллу милым и смешным какое-то время. Да и до сих пор таковым кажется, главное не начинать гадать на ромашке, жива ли она сейчас, мигом растеряешь все остатки веселья.

    - Погасить сможешь?

    Отредактировано William Blake (2021-03-11 14:30:24)

    0


    Вы здесь » Легенды Камелота » Несыгранные эпизоды » [03.10.2020] Гребанный ты....HAPPY!