Бессменные админы:
    ЗИМА 2021. [ Update is coming soon... ]
    Мистика, фэнтези в современном Лондоне. В игру допускаются:

    Легенды Камелота

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Легенды Камелота » Эпизоды АУ » c беспризорной тоской своею возвращайся домой


    c беспризорной тоской своею возвращайся домой

    Сообщений 1 страница 8 из 8

    1

    c беспризорной тоской своею возвращайся домой
    https://thumbs.gfycat.com/DeepTerribleAmericanmarten-size_restricted.gif

    Рождество 2018 года, пост-ВБ

    Наташа Романова, Брюс Беннер

    Брюс возвращается после своих попыток стабилизировать свое состояние и найти общий язык с Халком. Наташа пытается помочь жить всем вокруг, кроме самой себя.

    +1

    2

    [indent] База Мстителей с каждым днем все больше походила на склеп. Тут не осталось никого, ничего, даже сердце по имени Фрайдей исчезла вместе с хозяином. Где-то там Тони Старк женился на Пеппер Поттс, и Наташа отсылала открытку. Где-то там Стив пытался делать вид, что все хорошо, а Кэрол бороздила просторы космоса, оказывая помощь страждущим. Роудс приносил Наташе пончики, которые она ела на вторые сутки, остывшие и невкусные, запивала молоком и снова смотрела в пустоту, за которой ничего не осталось.
    [indent] Клинт исчез.
    [indent] Танос выиграл бой, пусть и умер.
    [indent] Постоянное биение сердца все еще напоминает, что Наташа жива. В мире, где все пошло не по плану, шпионке не находится работы, да и она чувствует себя уставшей. Отстреливает обойму в тире, доедает холодный ужин на заказ, выходит в город по необходимости.
    [indent] К концу лета Наташа находит себе занятие, сродни душевному спокойствию. Где-то там в солнечном сплетении отбивается правдой радость, что она нужна хоть кому-то. Приют собирает детей, которые по вине Таноса лишились родителей. Наташа трясет все средства на его поднятие, проводит там много времени, возвращается пустыми дорогами на пустую базу, чтобы немного поспать.
    [indent] Волосы на корнях рыжеют, Стив за ужином в любимом Наташином ресторанчике смеется, иногда с ними ужинает Роудс. Они не спрашивают друг у друга «как дела?», каждый собирает осколками свое прошлое, но собрать не выходит. Только раз за ужином звучит вопрос о Беннере, Наташа непроницаемо качает головой, она не знает, ни где он, ни что с ним. Каждый лечит душу, как может, Наташа с уходом от нее Брюса смирилась еще тогда, чтобы сейчас не чувствовать боли. Но она лжет всем, в первую очередь своему отражению в зеркале. Срезает кончики светлых волосы, рыжего в волосах становится больше с каждой прожитой неделей. Когда прилетает Кэрол, они сидят в пледах на крыше базы и смотрят на небо, говоря о вещах, которые не имеют никакого смысла. Когда начинается первый снег, Наташа улыбается. Почти как в детстве вера в то, что в день снегопада будет лучше, спасает от тошного состояния пустоты. Кэрол улетает, но обещает вернуться, а Наташа пожимает плечами, одиночество ее не тяготит. Просто иногда она разговаривает с автоответчиком Бартона и пишет дурацкие записки Стиву, которые он все равно не увидит.
    [indent] Иногда ей сниться Брюс, и после этого она не спит до утра, но где-то в душе понимает, что ей не переиграть прошлое. Машины времени не существует.
    [indent] Рождество приходит датой на телефоне, до него два дня, когда Наташа вспоминает, что нужно позаботиться о подарках. Унылая серость Нью-Йорка врет прогнозом погоды, что будет снег. Каково же удивление, что наутро и в самом деле снег, белизна заливает даже внутренне убранство базы, от чего шаги в пустоте звенят громче обычного. Ее мерседес предательски закопан насыпанным за ночь, и Наташа сдавленно материться на русском. Просто потому, что ни на что другое не хватает сил. Бьет по заснеженному колесу и думает о том, что взять джет – расточительство и идиотизм, его все равно негде посадить. Греет руки в кармане куртки и неожиданно чувствует себя злой от бессилий. Бессилие вообще стало частью нее самой, для той, кто долгое время могла переигрывать судьбу в свою пользу, это болезненный суицид, вот так стоять и не знать, что делать. Лопату взять? Ну как вариант. И до вечера, возможно, она откопает машину, выкопает себя, почувствует себя лучше, сможет добраться до города.
    [indent] Бессилие впивается когтями, от чего хочется что-нибудь разбить.
    [indent] Наташа уже разворачивается к стеклянным дверям, все-таки поискать лопату, когда улавливает движение боковым зрением. Оборачивается резко, подбирается вся, сюда приезжают отдельные личности, но не сегодня. Почему-то кажется, что сегодня ждать некого. Романова подносит к глазам ладонь козырьком, защищая от слепящего солнца возможность рассмотреть человека, чуть неуверенно идущего сквозь заносы. И сердце пропускает удар, когда память выдает стопроцентное совпадение с Беннером.
    [indent] Бессилие рассыпается снежинками, сменившиеся на непонимание. Но для Брюса такие возвращения норма, вот так просто, без звонка с простым привет. В этот раз Наташа его опережает, бросая это самое:
    [indent] - Привет.
    [indent] И ледяная тишина снежного утра виснет незримым напоминанием о невысказанных чувствах, которые все еще бьются где-то.
    [indent] Не перешагнула. Только лгала собственному отражению.
    [nick]Natalia Romanova[/nick][icon]https://media2.giphy.com/media/5QE1WMD7g5hNC/giphy.gif[/icon]

    +2

    3

    [sign]https://i.imgur.com/2ISx1zz.png https://i.imgur.com/ZgSjJUm.gif https://i.imgur.com/A27PJQK.png https://i.imgur.com/fXBoYaR.gif https://i.imgur.com/QtSsaHc.png[/sign][icon]http://s9.uploads.ru/wyTJ9.png[/icon][nick]Bruce Banner[/nick]

    Тик. Так. Тик. Так.
    Секундная стрелка не торопясь отсчитывала часы, те в свою очередь дни, а там шли недели, месяцы. Брюс находиться далеко в тибетских горах, сидя фактически в четырех стенах, ища ответы, способы совладать с Халком, и пережить все потери. КТо-то бы сказал, что такое стоит переживать с теми, кто дорог, но Брюс не мог заставить себя, не мог смотреть на остатки их команды, не мог находиться там же, где все напоминало о близких ему людях, которых теперь нет.
    Он не мог и не хотел. Ему нужно было время. Вот только было не понятно, сколько именно времени нужно, чтобы чувство пустоты и утраты стало хоть сколько-то меньше.
    Сколько надо времени, чтобы собрать себя из кусков разбитой посуды и склеить во что-то более целое?

    Их привычный мир рухнул. Все, что было - исчезло. Исчезли друзья, родные...их осталась ровно половина, но кажется, что от них самих, тех, кто не исчез по щелчку, тоже ничего не осталось. Лишь призраки тех людей, которыми они были когда-то.
    Брюс сидит в этой небольшой хижине уже не известно сколько времени. Дни проходят незаметно. Погруженный в собственные мысли, попытки найти хоть какие-то ответы, найти тот самый главный ответ - что они сделали не так? Что могли сделать по другому и победить. Но ответа нет.
    Да и если бы и был, время не повернуть обратно, они уже ничего не изменят. Возможно, чрезмерная вера в себя  и была причиной поражения. Они, быть может привыкли, что всегда находят решение, всегда находят выход из любой проблемы. Так или иначе. Но не в этот раз. Возможно именно эта самоуверенность стала фатальной ошибкой для Мстителей, повлекшей за собой последующие беда этого мира. Они были ответственны за каждое объявление о пропажи на стене или столбе. За кажду разрушенную семью, за каждую пролитую слезу. Они были ответствены за своих друзей, которых с ними не было.
    Они проиграли. Смысл было выигрывать столько стражений, чтобы все равно проиграть войну?

    В это утро Брюс проснулся в кошмаре. Ему снилось, что он смотрит на падающее тело Наташи куда-то в пустоту, пытаясь ее поймать, он только хватает рука воздух и беззвучно кричит. Кричал Брюс не беззвучно, ибо проснулся именно от собственного крика, весь мокрый, с стучащим сердцем. На дворе еще была глубокая ночь и комната освещалась только светом луны и звезд из окна, от чего очертания предметов приобретали притчудливые формы. Ему даже на мгновение показалось, что в углу в кресле кто-то сидит. Но это ощущение растворилось вместе с включенной прикроватной лампой, залившей светом комнату.
    Беннер не был  приверженцем вещих снов и не придавал особого значения им, но тем не менее, внутри было сдавливающее чувство и в голове была только одна мысль - нужно было возвращаться.
    Он уже достаточно времени был в одиночестве, чтобы примириться с самим собой, с произошедшим...теперь надо было вернуться и решить проблемы более другого характера.

    Между ними всегда была недосказанность, пропасть, которая то сменялась на ноль, то становилась просто колласальной. Да, они оба знали, что быть счастливыми очень сложно, особенно, когда твоя жизнь по факту тебе не принадлежит. И у них были попытки что-то попробовать, но все равно почему-то в итоге расходились, отдалялись. То Брюс отстранялся, считая, что угрожает безопасности Наташи, то это делала она. Этот танец между ними длился бесконечно и вполне мог закончиться теперь, когда его так долго не было. Она не обязанна была его ждать. Она не должа была его ждать.
    А Брюс....сейчас, стоя напротив девушки, убрав руки в карман, смотря как падают снежки на ее волосы, он испытал дикое щемящее чувство внутри. Осознание, сколько времени он упустил, оставаясь в стороне от всех и от Таши в том числе. Сколько времени он мог провести рядом, наконец уже разобраться со всем и скорее всего, найти тот самый нужный ключ к их отношениям. Им вдвоем было бы легче все пережить, а он, дурак, слишком все затянул. Ведь на то, чтобы найти обзий язык с Халком ушло намного меньше времени, чем его не было.

    - Привет, - мужчина кивнул, не решаясь сделать шаг вперед, а ведь так хотелось ее обнять, почувствовать, что она рядом. Но, кажется, у него не было такого права. Да и все теперь было совсем по другому, - тебе помочь? - он имеет ввиду машину. Хотя, на самом деле Брюс не знает, что именно он имеет ввиду. Просто он не знает, что сказать еще. Что вообще можно сказать в такой ситуации?

    +1

    4

    [indent] Наташа привыкла верить своим глазам, хотя раньше, бывало, что они ее обманывали. Но сейчас никому в целом мире не захочется обмануть Черную Вдову, сейчас каждая страна ищет как выжить после случившейся катастрофы. И вряд ли кто-то захочет сыграть с Наташей в плохие игры. Это Брюс. Самый настоящий Брюс. Вернулся, стоит, говорит.
    [indent] Так тоже уже бывало. Дважды. Но каждый раз как в первый. Сначала он уходил, чтобы подумать и отдохнуть, вернулся просто так, как ни в чем не бывало. Потом он уходил, чтобы не быть ей угрозой, и снова появился уже через несколько нет. Очередной виток и Брюс ушел, а теперь вернулся. А Наташа уже и не знает, сколько еще способна выдержать таких уходов и возвращений ее гордость. Она вообще не предназначена любить. Ее учили использовать любовь для достижения своих целей. Ее учили в одиночку менять хоть истории в одном отдельно взятом государстве. Ее не учили любить, ноу чили обманывать, и в этом искусстве она достигал высот. Обмануться собственной любовью, чтобы не играть, а жить – это же привычное дело. Но в какой-то момент запутываешься в масках, а там и реальность тебя накрывает, безбожно мстя за пренебрежение чувствами.
    [indent] Она не хотела любить, не хотела быть любимой. Она просто приняла подарок судьбы в виде Мстителей, но никогда не была уверена, что останется с ними навсегда. Она тоже уходила, чтобы вернуться – и каждый раз смотрела в глаза Брюсу и думала «а почему бы и нет?».
    [indent] Жизнь настойчиво утверждала – нет.

    ничего у тебя не выйдет, наташа романова
    [indent] Наверное, если бы Наташа попросила, Брюс бы остался. Но им уже не проверить это, ведь она не просила, и он ушел. И спрашивать у него «как дела?», как будто вчера расстались, казалось чем-то дурацким. Вся эта встреча в белизне дня кажется дурацкой. И не дернуться назад, и не ступить вперед. Словно заледенела все изнутри, но сквозь тонкую корочку льда проступает любопытство, а что вообще будет дальше?
    [indent] - Лопаты нет. Разве что ты планируешь раскапывать снег руками или у тебя есть машина там, где есть дорога.
    [indent] Конечно, где-то на дороги вышли машины и расчистили завалы.  Конечно, Брюс не пришел пешком. У него есть дорога, у него есть машина, а у нее есть цель. И она взрослая женщина, чей возраст насчитывает практически век (или, действительно, век?), она умеет молчать, умеет говорить, умеет не допустить не нужной ссоры с выплеском обиды. Да и не было обиды, как таковой, уже нет. Было, скорее, непонимание – а чего Брюсу не хватило, чтобы поверить Наташе, поверить в нее? Неужели ее было так мало, чтобы он хотел с ней остаться во чтобы то ни стало? Где-то должен быть мир, предназначенный для них двоих. Ее домик на Сантонири, остров из ступеней и белых стен домиков с голубыми крышами, мир, в котором они могли бы быть счастливы. Наташа не просто верила, Наташа знала рецепт счастья для них с Брюсом, но он им не воспользовался.
    [indent] Может, это ее плата за то, кем она была? Когда ей второй раз в жизни захотелось простого человеческого счастья, стало ясно, то этого нет в списке дел для нее. Есть базовые настройки, которые продолжают работать всегда. Как и сейчас. Рождество, обездоленные дети, подарки, хоть что-то хорошее она может сделать.
    [indent] - Мне нужно в город, а полеты на джете в районе небоскребов так себе затея. Нет подходящей парковки.
    Наташа шутит. Но не улыбается. Просто шутит, как может. Потому, что знает, что Брюсу так же плохо, как и ей. Но они оба имеют свое мнение, отличное от чужого, и в переплетении желаний постоянно проигрывают чертов бой за друг друга.
    [nick]Natalia Romanova[/nick][icon]https://media2.giphy.com/media/5QE1WMD7g5hNC/giphy.gif[/icon]

    +1

    5

    Он стоял перед  ней, смотрел и понимал, что сделал ошибку. Ведь она смогла найти пусть к Халку когда-то. Нашла путь к его сердцу. Она всегда находила правильный путь, даже если порой казалось, что это не так. Между ними никогда не было просто. Между ними всегда были обстоятельства. Слишком разнообразные и слишком в большом количестве, чтобы они могли позволить себе на самом деле, до самого конча. полностью. поверить друг в друга. Поверить в том, что у них может быть все. Могут быть они рядом друг с другом.
    Когда, казалось бы вот-вот, можно только протянуть руку и взять это счастье - один из них делал огромный шаг назад. Брюс никогда не винил Наташу в этом. Ее жизнь была слишком сложной, она была готова на все ради всех. но никогда не была готов ана все ради себя.
    И в этом не было ее вины. Пройдя через все, что она прошла, она все еще удивляла своей силой и упорством. Поражала выдержкой и стремлением.
    Беннер видел ее разной. Всегда разной и порой думал о том, а знает ли он ее настоящую? Ту, какая она есть внутри себя. Не ее маски и роли. которых было бесчисленное количество.

    Ему кажется, что нет. Но с другой стороны, он смотрит в ее глаза и видит в них целый мир. Видит ту, о которой хочется заботится. Ту, на чьи ноги хочется надеть теплые носки и сейчас дать в тык, что она стоит без шапки в такой холод. Она была для него всем. И может потому, он уходил уже несколько раз, боясь, что сделает что-то не то, и разрушит то хрупкое, что у них есть. Боясь, что его мир уйдет от него. Что он не сможет посмотреть еще хотя бы раз в эти глаза и потеряться в них.
    Мог ли он сейчас даже допускать мысли о том, что у них еще что-то может быть? Есть ли у него такое право после всего?
    Беннеру хотелось бы верить, что есть. Ему отчаянно хотеся верить, что для них еще не поздно. Что все может получится, если в этот раз он сделает все правильно, а не как обычно.

    - Я конечно могу и руками, но думается мне, лучше пойти по более простому пути, - он кивнул в сторону выезда от базы Мстителей, - я припарковался у въезда, чтобы пройтись пешком.
    А он все смотрит на ее лицо, волосы, которые уже пратически отросли. возвращая привычный рыжий цвет. Вокруг эта белезна зимы, тишина. На секунду можно даже представить, что ничего не случилось. Что в мире все по старому. Но память не позволяет. Скорбь и грусть по друзьям не позволит и на секунду забыть. И все же, сейчас, смотря на нее, Брюс чувствует тепло внутри. Чувствует, как пустота заполняется. Она всегда будет ему нужна. Ему бы просто быть смелее, ему бы просто сделать тот шаг, что она ждет. Брюсу просто нужно поверить в самого себя.

    - Ну, если ты не против моей компании, то я в твоем рапоряжении. - Брюс чуть улыбнулся, подставляя плечо, чтобы Наташа за него взяла и они дошли до машины. Что -что, а дорога у базы была не чищенна. Конечно, с равновесием у Романовой было все в порядке, но все же, идти по сугробам не так удобно.
    Он бы вообще понес ее на руках, но что-то подсказывало ему, что Наташа его прикопает в одном из сугробов. И насколько он знал Ташу, это была даже не фигура речи. Она реально могла его закопать.
    - Какая программа?
    Ему на самом деле не так ванжо. зачем в город. Он просто рад оказаться здесь, с ней и провести время. Она не выказывает обиды или претензий, а могла бы. Он ушел, а мог остаться и они могли со всем справится вместе. Но может, Рождество еще может совершать чудеса?

    [nick]Bruce Banner[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/wyTJ9.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/2ISx1zz.png https://i.imgur.com/ZgSjJUm.gif https://i.imgur.com/A27PJQK.png https://i.imgur.com/fXBoYaR.gif https://i.imgur.com/QtSsaHc.png[/sign]

    +1

    6

    [indent] От детской шутки Брюса у Наташи уголки губ вздрагивают. Но улыбка не выходит, хотя где-то тает первая снежинка. Оттает ли все остальное, трудно сказать. Но от помощи Наташа отказываться не собирается. Самостоятельность хороша только тогда, когда имеет положительные последствия, а все остальное уже выглядит глупым и бесполезным. Наташа просчитывает выгоду для себя, она одна, ее подопечные не останутся без подарков, подарки все еще имеют значение. Первое Рождество в сломанном Таносом мире имеет значение, не для нее, но для тех, кому придется как-то выстраивать свою жизнь.
    [indent] Интересно, есть ли на базе что-то, что поможет убрать снег? Не могли не учесть периодические сюрпризы зимнего Нью-Йорка, но все-таки могли и не учесть. Наташа вспоминает детство, деревянную большую лопату и игры, кто быстрее очистить свой участок от снега. Было жарко, было хорошо потом запивать прохладу и мороз горячим чаем с лимоном и пряником. Становится тоскливо, но чувство быстро отступает под отработанным движением отбрасывания прошлого в сторону.
    [indent] Ей давно не нужно сожаление.
    [indent] Они выбираются за пределы территории базы Мстителей, и о чудо, тут и правда есть расчищенная дорога, даже хочется отправить благодарность коммунальщикам.
    [indent] - Торговый центр на твое усмотрение, дальше книжный магазин по пути, ну и магазин игрушек, я знаю парочку, скажу адрес, когда придет очередь.
    [indent] В кармане куртке бережно свернут список того, что дети заказали Санте. Наташа не знает, кого нарядит в Санту, была мысль о Роджерсе, но она так и не попросила его об этом. Впрочем, этот вопрос она еще успеет решить, сейчас главное приобрести то, чем наполнить мешок для подарков. Сценария вечеринки нет, возможно, просто сложить по елку все будет лучшим образом, но елки тоже пока нет потому, что Наташа потерялась в днях. Потому, что Наташа не привыкла ничем подобным заниматься. Ее привычный стиль жизни был далек от домашнего, она даже себе на Новый год елку не ставил, скорее предпочитая не настраиваться на отмечание, чтобы потом ее расстраиваться срывом. Со временем понимаешь, что важно не антуражное оформление, а хорошее настроение, что достигается не праздничной мишурой, но людьми рядом.
    [indent] Но у детей другое восприятие реальности, поразительно отличное от взрослых и уж тем более от шпионки со стажем и привычкой решать вопросы радикально. Так что нужны елка, Санта и подарки. Санта нужен, решает Наташа, для того чтобы девочки и мальчики на его коленках попросил мироздание вернуть им родителей. Вместо мироздания есть Мстители, удачи только нет.
    [indent] - Не только родители остались без детей, но и дети без родителей. И с ним мне легче найти общий язык, так что пока Стив проводит группы поддержки по выживанию в новых условиях и утратах, я занимаюсь детским домом. Пепп обещала взять на себя финансирование еще нескольких, так что кое-как мы пытается создать иллюзию того, что в этом новом мире можно верить во что-то хорошее.
    [indent] Она никого не винила в том, что случилось. Поначалу злилась на Тора, какого черт толкать пафосные речи вместо убийства. Будь она на его месте, все могло бы быть иначе. Но ее на его месте не было, не в последнюю очередь по отвлеченности. Это такая же ее вина, как и самого Тора. Ас спрятался от боли по-своему, и единственное, что Наташа не могла ему простить, так следующую за этим слабость. Но в целом она уже прошла все стадии принятия, чтобы пока разобраться в этом всем. У нее был список дел, и она вычёркивала каждый пункт по мере его выполнения.
    [indent] - Как у тебя дела, Брюс?
    [indent] Он садится за руль, она пристегивает ремень безопасности. Снег слепит белизной и искрами бриллиантов. Наташа опускает козырек, но все равно становится ненамного лучше.
    [indent] - Добился, чего хотел?
    [nick]Natalia Romanova[/nick][icon]https://media2.giphy.com/media/5QE1WMD7g5hNC/giphy.gif[/icon]

    +1

    7

    Все было сложно. Как всегда. А было бы здорово, если бы хоть раз все было легко и просто. Но  легко и просто - это не про них. Легко и просто, это для других. Им достались только такие карты, которые было сложно сыграть правильно.
    Каждый из них делал ряд действий, поступков, что все всегда меняло, перекраивало. У них всех была странная жизнь, в которой они жертвовали всем, ради других и крайне редко жертвовали всем ради себя.
    А иногда хотелось послать все к черту и быть просто счастливым. Увезти Ташу куда-нибудь далеко, в небольшой домик. Окружить ее заботой и любовью, дать наконец-то все то, что Брюс бы хотел ей дать.
    Но все это было недостижимо. От части из его действий и поступков. И Брюс винил себя. Винил во многом и по многим причинам.
    Сейчас он был виноват, что ушел. Пусть, на то у него были причины. Но, все больше он думал о том, что все, чего Беннер добился, можно было попробовать  добиться не в одиночку. У Таши было немало опыта в том, чтобы находить к нему и Халку ключи.
    Да, потеря почти всех друзей подкосила Беннера. Но, это на самом деле было не справедливо, оставлять ее одну.

    Но, может у него был шанс еще все исправить? Быть рядом сейчас, если это вообще еще нужно. Если она позволит ему быть рядом.
    - Ну, тогда поедем в самый большой, - мир сильно изменился с визита Таноса. Это был совсем другой мир. В нем было слишком много боли и страданий. Слишком много потерь и скорби. Да, они все учились жить теперь с этим. Ходить мимо множества листовок о пропажи людей.
    Так глупо. Столько раз спасать этот мир, и проиграть в самой важной войне. Чего стоили все их старания, если сейчас они ошиблись и потеряли все?
    - Ты всегда была слишком доброй для этого мира, - Беннер открыл дверь машины, пропуская Ташу вперед, закрыл дверь и обойдя машину, сел внутрь. Она еще не успела сильно остыть и внутри было даже приемлемо тепло, но печку он все равно включил и направился в сторону города.
    - Я могу чем-то помочь? - он был не силен в таких вещах. Не знал, как и что лучше делать, но хотел бы помочь. Одиночество хорошо в определенном возрасте и при определенных обстоятельствах. Хотя, нельзя сказать, что Брюсу это одиночество далось легко и просто. Он все еще считал что сделал ошибку. Он все еще винил себя в произошедшем.
    Возможно, как и все они.
    А теперь и правда надо было найти новый путь. Найти, как жить и что делать.

    Мужчина медлит с ответом. Казалось бы, на такой простой вопрос. Но слова не складывались в предложения.
    - Я не знаю, Таша, - он на несколько секунд посмотрел на нее, - я не знаю, как я. Я добился, чего хотел, но не уверен, что я хотел того, чего добился, думаю, ты понимаешь о чем я, - он вырулил на широкую дорогу к городу. Практически пустынную, как и весь мир.
    - Мне кажется, я сделал не тот выбор, что стоило. Мы все решили для себя, как лучше справиться, но так или иначе вы все остались рядом друг с другом. Не могу сказать, что одиночество не помогло, но в то же время, мне кажется это сделало только хуже, - он снова посмотрел на девушку, - мне стали сниться кошмары. Мне снилось, что я тебя теряю. Что я ничего не могу сделать, потому что просто на просто не рядом. Я не хочу тебя потерять. Не хочу потерять тебя снова. Прости меня, если ты еще можешь это сделать.
    [nick]Bruce Banner[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/wyTJ9.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/2ISx1zz.png https://i.imgur.com/ZgSjJUm.gif https://i.imgur.com/A27PJQK.png https://i.imgur.com/fXBoYaR.gif https://i.imgur.com/QtSsaHc.png[/sign]

    +1

    8

    [nick]Natalia Romanova[/nick][icon]https://media2.giphy.com/media/5QE1WMD7g5hNC/giphy.gif[/icon]
    [indent] - Ты всегда видел меня как-то иначе, непонятно почему, - парирует Наташа, прячет улыбку. Только Брюс мог видеть в ней доброту, которой в Романовой отродясь не бывало. Но она ему не может объяснить, что дело в ее душевной доброте, а в ее одиночестве. Она знает это чувство не понаслышке, не хочет, чтобы его знали другие. И если может как-то скрасить это чувство хотя бы на празднике, то сделает это, сколько бы это ни стоило. Финансы позволяли, количество свободного времени - тоже.
    [indent] Наташа ныряет в теплый салон, последним движением отряхивает снег. Брюс до конца играет джентльмена. Наташа на минуты глаза прикрывает, пока он обходит машину, и вот уже дверь щелкает, открываясь. Она все еще не смотрит на Брюса, но чувствует, как он, чуть неуклюже, занимает кресло водителя, как возится, заводя машину. И открывает глаза, снова изучает белизну этого мира, заснеженного по воле природы.
    [indent] - На самом деле да. - Она даже не успевает задуматься, но точно знает, что Брюс мог бы сделать для нее. И улыбка касается губ Вдовы: - Поиграть в ролевые игры, - Наташа поворачивает голову, на глаза падает непослушная челка, все еще светлая, все еще не родная. Ей было обидно расставаться с рыжим цветом, но он стал ее визитной карточкой, проводя не нужный ассоциативный процесс между цветом волос и русской шпионкой. - Если ты нарядишься Санта-Клаусом, окажешь мне большую услугу. Все же, подарки хорошо получать от главного героя Рождества, пусть и без Рудольфа и эльфов.
    [indent] Машина чуть пробуксовывает, но потом выравнивает ход. Начинает пищать, намекая, что Романова пристегнуться забыла, и Наташа нашаривает ремень. Щелчок ремня заставляет, наконец, заткнутся противный писк, голове даже легче.
    Ровно до той минуты, когда Брюс переводит разговор на крайне неудобную для нее тему.
    [indent] Она отворачивается, упирается взглядом в окно, безликий пейзаж зимнего пригорода. Ей он совсем не нравится, хотя снег она любит, но в Нью-Йорке он какой-то не такой, и Наташа давно с этим смирилась. С чем смириться сложнее, это с подобным разговором, со словами, которые находят в душе отклик, но рвут болью все привычные нити здравого смысла.
    [indent] - Брюс, не надо.
    [indent] Что ей сказать ему? Что он ее потерял, когда предпочел уйти? Причем, Наташа не уверена, когда именно: в первый ли раз после того, чтобы в Заковии, или во второй раз, когда после их тотального проигрыша принял решение уйти в свои научные изыскания. Ни за то, ни за другое Наташе винить его не хотелось. Просто не было никакого смысла.
    [indent] - Мне кажется, вопросы потерь давно не актуальны. Если так подумать, то никто из нас другим не владеет, чтобы терять. Я просто надеюсь, что этого стоило, Брюс. Что ты добился желаемого. И не жду от тебя чего-либо, как и не считаю, что должна тебя прощать. Я не сержусь. Просто ты был прав, некоторым вещам не суждено случиться. Мы с тобой стали одной из таких вещей.
    [indent] Наташа снова отводит взгляд в окно, там пейзаж немного изменился, они уже вторгались в городскую линию мегаполиса, все еще поразительного тихого и пустого.
    [indent] - Я думала, что сюда потянуться люди, будут заполнять бреши существования, но нет, те, кто жил за пределами города, там и остались.
    [indent] Странно ли? Возможно. Наташа не уверена в этом, ведь в объединенном порыве все лучше, чем утыкаясь в стену гордого одиночества и пустоты. А еще в таком городе не так ощущается глухое одиночество, въевшееся под кожу, так легко сделать вид, что все идет так, как должно.

    0


    Вы здесь » Легенды Камелота » Эпизоды АУ » c беспризорной тоской своею возвращайся домой